15:10 

маяк не горит.
для Рэбушко
про Каспиана и граммофон.

so soorry, но я не смог ничего умного и смешного выдать на эту тему %)

Питер полюбит вечерами, когда выдается свободная минутка, сидеть вместе со Сьюзен и слушать музыку. Не так давно их отец принес домой граммофон, и теперь Питер категорично отказывается ходить со Сью на вечеринки и по гостям, наоборот уговаривает ее своим отсутствием там оставаться дома. И она остается. Что несказанно радует Питера, он больше может не волноваться за нее и за то, в какой компании она проводит свои вечера без него, но и делает атмосферу дома более уютной, чего давненько не случалось.
Музыка - сама по себе волшебство. Питер практически все свое время проводит рядом с граммофоном, читая книги, готовясь к экзаменам, просто отдыхает он тоже рядом с граммофоном. Музыка успокаивает его, а если закрыть на секунду глаза, то можно представить, как будто он снова в Нарнии. Он никогда не говорит об этом. И слова не роняет. Да и кому говорить? Если память его слишком длинная и затянутая, как мелодия, которую стоит случайно услышать, и уже не забудешь никогда.
Да и как говорить про Нарнию, если не вспоминать о нем? Каспиан неотъемлемая часть воспоминаний. Как мелодия, которую слушаешь, раз за разом, и не можешь остановиться. Снова и снова переставляя иголочку на пластинке. Или как шуршание после того, как все мелодии уже прослушаны. Легкое и кажется, невозможно, что, сделаешь один шаг и ты уже не здесь.
Питер прикрывает глаза. Музыка переливается, звучит в нем самом. Возможно, если бы все повернулось совсем иначе, а он обладал бы хорошим слухом, он стал бы музыкантом, как всегда мечтал в детстве. Но детство прошло, как говорит отец и как вторит ему Сьюзен, намекая, шепотом на ухо.
"Перестань думать об этом. О нем" - Питер знает, что она не говорит про Каспиана, она говорит про Аслана, который мог бы дать им еще немного времени там. Но он упорно думает только про нервного мальчика-принца. Он оставил ему только горечь утраты, да никому ненужную реликвию древних королей. И никакой музыкой не стереть, не убаюкать это осознание и не перекроить последние мгновения рядом с ним. Никакой любви Питер ему не оставил, только случайно брошенный взгляд и Каспиан понял. И поклялся ждать.
Питер контролирует ситуацию, как и всегда. Он обязан держать себя в руках. И граммофон, полный музыки и его воспоминаний, помогает ему. Звук летит выше и Питер чуть не задыхается, вспоминая, неловкие объятия, тонкие, длинные пальцы на рукояти его меча, вскинутая голова, чтобы слезы не вырвались ненароком. Отчаянная просьба, невысказанная "Останься" и еще болезненнее горький, желанный поцелуй, в полумраке королевских комнат. Корона на нем, его несмелая улыбка и отвага, идти до последнего и доказывать, что только он прав, такая же, как у самого Питера, так давно, тысячу лет назад.
Звук затихает и остается ему лишь тяжело открыть веки и поставить пластинку заново. Сегодня он определенно не уснет, сегодня, как уже не первый раз случается за последние несколько лет. А там, там, он может быть уже и вовсе умер.
Питер вскакивает, сил-нет-больше-терпеть. Идет к шкафу, хочет достать пальто и выбежать в холодный осенний вечер. Попасть под дождь, вымокнуть и вернуться. Уже бывало, пройдет, и дыхание придет в норму, и сердце перестанет так отчаянно стучаться о ребра.
Он распахивает дверцы и удивленно выдыхает, когда кто-то падает на него прямо из этого старого и почти развалившегося шкафа. Они едва не падают, а узнавание приходит раньше всего остального.
-Каспиан? - у него отросли волосы, длинные-длинные, если бы они тогда не ушли, Питер определенно бы подкалывал его по этому поводу. Каспиан несмело улыбается и не говорит ни слова. Только глаз отвести не может, плевать на совершенно другой, новый мир перед его глазами.
И Питер не думает о том, что скажет отец или Сью, что они вообще будут делать. Питер притягивает его к себе и целует.
Спустя какое-то время, они сидят на диване и пьют чай. Питер отходит, чтобы принести замерзшему Каспиану плед. И вернувшись, застает его около граммофона с пластинкой в руках. На лице у него такое удивление, что Питер улыбается, наконец-то, начиная оттаивать, отпускать свою тоску. Он не вернется в волшебную страну, зато волшебная страна отдает ему часть себя самой.
Пока Питер думает о своем, раздается треск. И вот уже Каспиан с двумя половинками пластинки выглядит очень виноватым и расстроенным.
-Я не думал, что оно...
Но Питер только смеется уже в голос. Забирает у Каспиана части пластинки и говорит.
-Это грампластинка. А это граммофон. Смотри и слушай. Сейчас будет музыка.
Каспиан слушает. А Питер думает, что музыка расскажет обо всем лучше него.

Комментарии
2011-02-05 в 16:54 

FreeKey
[Do you live, do you die, do you bleed For the fantasy]
Т______________Т
:heart::heart::heart::heart::heart::heart:
ты волшебник!.......
потому что сотворить такое на это!...................
:heart::heart::heart::heart:

2011-02-05 в 18:57 

маяк не горит.
:squeeze::squeeze::squeeze:
хотя, я сам, честно говоря, не особенно доволен, радует только каспиан, ломающий пластинки :lol:
но на большее меня вряд ли хватит :D

2011-02-07 в 22:25 

Ваймс
reality is an illusion, the universe is a hologram
не, это ты зря. мило вышло)) :heart:

2011-02-08 в 18:37 

маяк не горит.
:heart::heart::heart:
дааа, учитывая, как я бесился :-D все реально мило, а то в духе мультиков с бензопилой было бы уместнее :-D

2011-02-08 в 19:16 

Ваймс
reality is an illusion, the universe is a hologram
R.H.Remy ага, я ждал трэша какого-нибудь. а вообще, блин, тема сисек, как грица, не раскрыта! надо все-таки расказать Каспиану про поезда и электричество)

2011-02-08 в 19:30 

маяк не горит.
я не умею писать стеб совсем :lol: и делать из каспиана дауна тоже не умею! *рыдаэ* :D
так что пусть радуются, пока папа домой не вернулся :D

2011-02-08 в 19:44 

Ваймс
reality is an illusion, the universe is a hologram
не, это без намека было. из каспиана дауна умею делать я. эдакую гротескную блондинку :lol:

2011-02-09 в 17:53 

маяк не горит.
и это же очешуенно :lol:
если ты когда-нибудь до этой идеи доползешь - я был бы счастлив, лично :D

     

Вестник?

главная