00:11 

тыц)

маяк не горит.
Вафельке.
Питер рассказывает Каспиану про Лондон)

в общем, я думаю, тут все уже привыкли к бессюжетным соплям :D а тут сопли прям-таки чуть ли не в прямом смысле :lol:

Каспиан болел редко, но в эти осенние дни простудиться было проще некуда.
И вот уже неделю он лежал в лазарете, читая книги и принимая горькие лекарства, снова чувствуя себя ребенком. В лазарете было невыносимо скучно, а музыка начинала надоедать. Всем кроме врачей он сам запретил к себе приходить, чтобы болезнь не пошла дальше. Ему, конечно, приносили гостинцы и всякие интересные книги из библиотеки, но тишина с каждым часом начинала звенеть все громче и громче. Отчего у Каспиана постоянно болела голова. И от температуры, конечно же.

Короли и королевы же взяли выполнение его обязанностей на себя. Они, конечно, приходили его навещать.
Люси приходила поболтать о делах королевства и книгах, которые Каспиан успевал прочитать, она в основном их ему и приносила. Сьюзен приходила редко, Каспиан очень стеснялся своего состояния перед ней. Эдмунд приходил немногим чаще, чтобы скупо поинтересоваться его состоянием. Иногда рассказывая, как идут дела и что происходит, пока он очередной день пролежал в постели.
А Питера Каспиан всегда ждал особенно. Он проверял его самочувствие вместе с докторами и пристально следил за тем, чтобы Каспиан принимал лекарства. Это было так смешно, но приятно и он честно старался на смеяться, когда Питер в очередной раз с серьезным видом прислонял ладонь к его лбу или заставлял пить горячий чай с малиной. В такие моменты Каспиан серьезно готов был лежать в лазарете еще месяц и даже шмыгать носом. Естественно, обычно Питер так с ним не носился. Он вообще вел себя немного иначе. Каспиан потом долго спрашивал себя - в чем разница? И понял, что бычно Питер не показывал, что волнуется и заботится в открытую.
А еще Питер приходил и рассказывал истории про Англию.

Про то, что у них тоже празднуют Рождество, а кроме него еще множество других праздников. И в эти дни очень красиво в Лондоне на Трафальгарской площади и в Гайд парке. Про то, что в Англии в замках уже в основном не живут, а живут в многоэтажных домах и квартирах. Про узкие улочки и закрытые школы. Про метро, войну и родителей. Рассказывал про воздушные шары и машины. Про людей и обычаи. Про этикет, смешно изображая, как положено себя вести за столом или в присутствии старших по возрасту или положению. Рассказывал как важно положение в обществе в глазах окружающих. И Каспиан понимал почему Питер более простой, чем он сам.
Рассказывал про музыкальные инструменты, музыку и одежду. Последняя тема его не очень интересовала, но смешные детали английских нарядов Каспиан запомнил. Что-то про забавные шляпки. Напротив было с музыкой. И Питер иногда напевал разные песенки Каспиану. Иногда веселые, иногда грустные.
Сравнивал военные действия, увлеченно с некоторой горячностью и грустью в глазах. Признаваясь, что очень волнуется за отца и маму. Нехорошо, конечно, что они их там оставили так вот. Но ведь в Нарнии проходят годы, а у них в мире меньше секунды. Спрашивал Каспиана не думал ли он о том, что Нарния и Англия не единственные миры и что может быть, где-то, есть еще и еще, какие-нибудь интересные места, которые скрыты в шкафу или в картине или в ночном кебе. И про кеб тоже рассказывал.
Каспиан правда это плохо помнил, тогда у него начался жар и больше он помнил мокрое холодное полотенце и прохладные пальцы легко скользившие по его лицу.
Каспиан не спрашивал, почему они не очень хотят возвращаться обратно, потому что ему было страшно. А вдруг до этого Питеру и в голову такого не приходило, а тут придет. И они все вместе соберутся и уйдут. Лучше уж молчать. Питер, кажется, все равно прочитал этот вопрос в его глазах, и как-то раз сказал, что никуда не уйдет. А Каспиану было так дурно от температуры и лекарств, что он только молча стиснул его руку.

Когда он пошел на поправку, Питер стал приходить реже. А у Каспиана было еще столько вопросов и столько всего хотелось узнать.
Хотя, конечно, на самом деле, дело было совсем не в вопросах или историях. Каспиан просто скучал.
Но и это, видимо, так просто читалось на его лице, что Питер пообещал рассказывать ему истории каждый день. Как только он вылечится окончательно. Лежать в лазарете больше не хотелось.

Комментарии
2011-01-18 в 00:16 

Ваймс
reality is an illusion, the universe is a hologram
*восторг* :heart::heart::heart::heart:
Ремиииииииии :squeeze: они такие милые! такие родные! *прослезился от умиления*
и я так давно хотел про это прочитать!! хорошо, что вспомнил) спасибо огромное. я тебя обожаю :squeeze:

2011-01-18 в 00:24 

Дитрих
how fucked are we now, on guadalcanal?
аааа, какое чудо! :heart: :heart::heart:

2011-01-18 в 00:36 

FreeKey
[Do you live, do you die, do you bleed For the fantasy]
:heart::heart::heart:
это такой комфорт :heart::heart::heart: и так чудесно!! :inlove:
мимимимими!!! :squeeze::squeeze::squeeze:

а ещё у нас снова космос! :lol::lol::lol: потому что я только что наконец-то сел за свою заявку! :lol:

2011-01-18 в 00:39 

Дитрих
how fucked are we now, on guadalcanal?
ар, аррр, я перечитал и меня опять накрыло. Так троооогательно! :heart:

btw, тоже за свою сегодня сел :lol:

2011-01-18 в 00:40 

reality is an illusion, the universe is a hologram
вы не поверите.. :lol: *косится на ворд*

2011-01-18 в 00:47 

[Do you live, do you die, do you bleed For the fantasy]
:lol::lol::lol::lol:
это космос!! :vict: нарнийская магия!!

2011-01-18 в 00:49 

Дитрих
how fucked are we now, on guadalcanal?
:lol::lol: коллективный разум

2011-01-18 в 02:31 

R.H.Remy
маяк не горит.
Wuffles
я еще представлял, как Питер носовой платочек ему протягивает :lol::lol::lol:
вот да! как не когда Каспиан болеет Питеру пропалиться со своими замашками :smirk:
я очень рад, что тебе понравилось :heart::heart::heart:

Дитрих
ур-ур-ур :squeeze::squeeze::squeeze:

AnnaYuma
мими! :dance2:
вооот, все время забываю, что хочу написать, ты мне напомнил про херт комфорт :lol:
я на 11 минут от постановленного времени опоздал, yeah :lol::lol::lol: на самом деле, это все грусть-тоска :lol:

   

Вестник?

главная